Александр Шалимов. Концентратор гравитации






- Ты должен помочь мне, Стив, - сказал Джо. - Я окончательно сел на мель...
- Но твое последнее изобретение, - поднял брови Стив, - неужели опять?..
- Да... Собственно, автомат в контрольном бюро сначала высказался как-то неопределенно: идея оригинальна, в схеме есть элементы новизны, в целом требует углубленного анализа. Окончательный ответ получил сегодня. Вот... - Джо протянул приятелю кусок перфорированной алюминиевой фольги. - Видишь? Уже было: предложено впервые в 1973 году. Практически не применялось... Слишком упрощало управление многими процессами. У парня была голова на плечах. Додуматься в те времена...
- А кто он? - поинтересовался Стив, лениво потягивая из бокала зеленоватую муссирующую жидкость, поданную белым автоматом.
Джо невесело усмехнулся.
- Кто теперь помнит имена... Тут указан помер патента: США - 103109725. Историк, может, и раскопал бы подробности в каком-нибудь хранилище бумажных документов. Мне это ни к чему.
- Не везет тебе, Джо, - заметил Стив, снова поднося к губам бокал.
Друзья сидели за маленьким овальным столиком в самом углу большого низкого зала. Обеденный перерыв давно кончился. Кафе-автомат, расположенное на восьмом подземном этаже огромного здания концерна Голфорби, было почти пусто.
Джо поставил на столик пустой бокал. Бесшумно подкатил белый автомат. Приглашающе мигнул золотистым глазком. Джо отрицательно махнул рукой, отвернулся.
- Я плачу, Джо, - сказал Стив.
Он небрежно швырнул монету в серебристую раковину на груди автомата.
Послышался мелодичный звон, мягкий голос негромко произнес:
- Благодарю. Пейте на здоровье.
Перед Джо появился второй бокал, до краев наполненный зеленоватым напитком "голфорби", "легко усваиваемым, приятным на вкус, высококалорийным, питательным и тонизирующим", как беззвучно кричали световые надписи, бегущие по стенам зала.
Джо кивнул. Взял бокал. Пока он пил, Стив молча наблюдал за ним.
"Сдает Джо, - думал Стив. - Глаза потускнели, лысеет, и цвет лица нездоровый. Одет кое-как: свитер из самого дешевого синтетика. Носит его вторую неделю, а может быть, дольше. Чертовски талантливый парень, а неудачник..."
- Просто не знаю, что тебе посоветовать, Джо, - задумчиво сказал Стив, когда Джо покончил со вторым бокалом "голфорби". - Нашему концерну инженеры не нужны. Поговаривают о новом сокращении. Обслуживающего персонала совсем не осталось - заменили автоматами... Разве агентом по продаже автоматов? Если хочешь, поговорю с мистером Голфорби-младшим.
- Нет, - решительно сказал Джо, - для этого не гожусь. Я до краев начинен новыми проектами. Мне бы в конструкторскую группу... Или раздобыть денег и продолжить работы у себя в лаборатории. Я сейчас бьюсь над одной интересной штукой... Ты можешь одолжить мне еще денег, Стив?
- Пожалуй... Но того, что я в силах предложить, едва ли хватит... Я работаю всего три часа в день, и, сам понимаешь...
- В конструкторском бюро?
- Нет, - Стив смущенно кашлянул, - видишь ли, там платили гроши. Я владею несколькими языками. Мистер Голфорби-младший узнал об этом и предложил мне должность утреннего секретаря. По утрам мистер Голфорби занимается техническими вопросами, знакомится с проспектами фирм, проектами автоматов, запускаемых в серийное производство. Он в технике ни беса не смыслит. Ему нужен кто-то, чтобы не наделать глупостей... Хитрый старый крокодил! Эксплуатирует меня как специалиста, а платит как техническому секретарю. В час дня он кончает заниматься техникой. Автомат подает ему в кабинет завтрак, а я... мой рабочий день окончен.
- Как же шеф обходится без тебя после завтрака? - поинтересовался Джо.
- Вторую половину дня мистер Голфорби-младший занимается финансовыми делами, диктует письма. Тогда при нем неотлучно находится дневной секретарь - мисс Баркли. Впрочем, он собирается и ее заменить автоматом.
- Я мог бы спроектировать такой автомат, - заметил Джо.
- Он давно спроектирован, только мистер Голфорби все не может решить, какую придать внешнюю форму - девушки или особы постарше, и потом цвет волос, глаз и все прочее. Мистеру Голфорби не остается времени продумать детали.
- Неужели он один командует концерном?
- Фактически так получается, Джо. Мистер Голфорби-младший подозрителен и недоверчив. Все предпочитает решать сам. Изредка собирает совет директоров, но это только в крайних случаях. Новые крупные вложения в производство или что-нибудь подобное...
- Король автоматов, - с оттенком зависти и горечи заметил Джо. - Властелин тупой, абсолютный и всемогущий.
- Ну, последнее не совсем... - оглянувшись по сторонам, шепнул Стив. - Сейчас у мистера Голфорби со всемогуществом не совсем благополучно. Ты слышал о концерне Риджерса. Они тоже делают автоматы. Мистер Голфорби пытался договориться со стариком Риджерсом. Не вышло. Теперь они смертельные враги. Мистер Голфорби, кажется, способен проглотить Риджерса не жуя. Но этот Риджерс - крепкий орешек. И главное, все дело только в нем самом. Вице-директора его концерна не прочь договориться с моим шефом, а Риджерс - ни в какую. Уверен, он еще доставит мистеру Голфорби немало хлопот...
Джо сжал пальцами лоб. Соображал что-то.
- Слушай, Стив, - сказал он наконец, - устрой мне небольшую аудиенцию у шефа в часы твоего утреннего дежурства.
- Зачем? - забеспокоился Стив.
- Хочу предложить ему... одну безделицу.
- Не примет. Вся техника идет через технический совет, главного конструктора, экспертов. Безнадежно, дружище. Я там бессилен.
- А ты постарайся, чтобы Голфорби принял меня... Ты ведь можешь это устроить. Остальное беру на себя.
- Выгонит он меня, Джо.
- Ручаюсь, что нет. А если мой проект удастся, двадцать пять процентов твои.
- Что это составит? - поинтересовался Стив.
- Ну, скажем, двести пятьдесят тысяч.
- О! - разочарованно протянул утренний секретарь мистера Голфорби-младшего. - О, Джо, этот "голфорби" ударил тебе в голову. Пойдем лучше...
- Подожди, Стив. Подумай, двести пятьдесят тысяч! После этого ты сам не захочешь оставаться утренним секретарем у мистера Голфорби. Ну, а если не выйдет, к тебе он не будет иметь претензий. Ты останешься на своем высоком посту утреннего секретаря, а я... Я пойду работать агентом по продаже автоматов.
- Но что сказать шефу? Как представить тебя?..
- Скажи что угодно. Лишь бы принял. И разумеется, не вспоминай, что мы приятели. Убежден, он клюнет на мое предложение. Тогда мы с тобой договоримся о дальнейшем. По рукам, Стив?
- Не знаю... не знаю. Боюсь остаться без места.
- Разумеется, боязливый не заработает четверть миллиона...
- Если думаешь воздействовать на его эмоциональные струны...
- Неужели ты считаешь меня окончательным болваном, Стив?
- Тогда объясни.
- Объясню... Но позже. Сначала устрой встречу. Не пожалеешь...
- Я, может, и рискнул бы, Джо, но...
- Но?..
- Двадцать пять процентов - это немного...
- Ты стал дельцом возле своего шефа, Стив. Сколько ты хочешь?
- Видишь ли... В случае неудачи я рискую местом - ты практически не рискуешь ничем. В крайнем случае он прикажет роботам вышвырнуть тебя на улицу. Справедливость требует, чтобы все было пополам. И риск, и... все прочее...
- Это грабеж, Стив... Я... просто не ожидал. Ладно. Тридцать процентов, и ни пенса больше. Иначе пойду к Риджерсу.
- Ого, Риджерс! Там у тебя ничего не выйдет, дорогой. Не доберешься даже до утреннего секретаря... Впрочем, я готов немного уступить. Сорок процентов, Джо. Это мое последнее слово.
- Ты пользуешься моим безвыходным положением, мальчик. Тридцать пять, и кончим разговор.
- Нехорошо так торговаться со старым приятелем, Джо. Мы с тобой учились вместе. Впрочем, я всегда обладал мягким характером, поэтому и не шагнул дальше утреннего секретаря. Тридцать семь процентов, и звони завтра днем. Либо я скажу, когда мистер Голфорби-младший примет тебя, либо сообщу, в какие дыры теперь требуются агенты по продаже автоматов.


- Слушаю, - сказал мистер Голфорби-младший. - В вашем распоряжении пять минут и ни секунды больше.
- Пусть этот выйдет. - Джо кивнул, в сторону Стива. - Дело слишком серьезное, мистер... э-э... Голфорби.
Маленькие бесцветные глазки властелина всемирно известного концерна широко раскрылись. Мистер Голфорби-младший с нескрываемым любопытством посмотрел на Джо. Потом протянул пухлую руку, унизанную дорогими перстнями, взял из массивного золотого бокала сигару, не спеша поднес к автоматической гильотине. Обрезал. Закурил.
- Осталось четыре минуты, - бросил он, глядя исподлобья на Джо.
Джо заложил ногу за ногу и, не моргнув глазом, потянулся за сигарой.
Стив в ужасе зажмурился.
- Я тоже ценю свое время, сэр, - сказал Джо с оттенком легкого укора.
Он отгрыз кончик сигары, выплюнул его на пушистый ковер из дорогого синтетика и, взяв резким движением со стола зажигалку в форме статуэтки Гомера, прикурил от лысины поэта.
- Три минуты, - заметил мистер Голфорби не очень уверенно.
- Речь пойдет о концентраторе гравитации, - процедил сквозь зубы Джо. - Надеюсь, вы понимаете, что это значит? - Он глубоко затянулся и выпустил струю дыма к самому потолку кабинета.
Мистер Голфорби-младший заерзал в кресле. Глянув в сторону своего секретаря, он прочитал на его лице неподдельный ужас и решился.
- Оставьте нас вдвоем на... несколько минут, - сказал мистер Голфорби с такой миной, словно проглотил живую осу и она еще жужжит где-то за языком.
Стив вышел пошатываясь. Дверь кабинета автоматически закрылась за его спиной.
Прошло десять минут, пятнадцать, двадцать... Телеэкран над дверью оставался темным.
Наконец Стив не выдержал. Он нажал кнопку и дрожащим голосом сказал в микрофон:
- Простите, шеф, я еще не нужен вам?..
- Вы можете войти, - послышался в ответ голос мистера Голфорби. По тону, каким были сказаны эти слова, Стив понял - шеф сильно взволнован.
- Теперь вы понимаете, почему я настаивал на разговоре без свидетелей? - услышал Стив голос Джо, когда дверь кабинета бесшумно скользнула в сторону.
Джо стоял посреди кабинета, покачиваясь на носках. Мистер Голфорби, подперев ладонями подбородок, сосредоточенно жевал потухшую сигару.
- На какое расстояние действует изготовленная вами модель? - спросил он, не глядя на Джо.
- Десять - пятнадцать метров в случае предельной концентрации поля. При увеличении мощности излучателя дальность соответственно возрастает. Но тут надо соблюдать осторожность. Это самое страшное" оружие, когда-либо создававшееся на Земле. Расчеты показывают, что излучатель диаметром около трех метров без труда деформирует, иными словами - уничтожит планету средней величины.
- Такой мне пока не нужен, - заметил мистер Голфорби. - Сколько хотите получить за вашу игрушку?
- Сейчас это бесполезный разговор, - возразил Джо. - Мы продолжим его, когда увидите концентратор в действии. Разумеется, дешево не отдам... На испытание можете пригласить любого эксперта или доверенное лицо. Но только одного. Я не хочу, чтобы тайна разошлась. Думаю продолжить работу над прибором. Вам предлагаю не патент, а действующую модель в одном экземпляре. Почему выбрал именно вас? Потому, что вы, вероятнее всего, не используете концентратор во вред человечеству. Если прибор попадет в руки маньяка или гангстера, трудно предвидеть последствия. Вы поняли меня?
- Если я куплю его у вас, я использую его так, как сочту нужным, - сказал мистер Голфорби-младший и засопел.
- Разумеется, сэр, - вежливо согласился Джо. - Но производить другие концентраторы вы не будете.
- И этого не обещаю, - объявил Голфорби и засопел еще громче.
- А мне и не нужны обещания, - сказал Джо. - Это я сам знаю. Чтобы создать второй концентратор по моей модели, вам надо иметь среди ваших инженеров по крайней мере второго Джонатана Диппа, то есть меня. Мое почтение, сэр.
- Позвольте, - повысил голос мистер Голфорби. - А когда?..
- Когда вам будет угодно. Прибор готов и находится в безопасном месте.
- Но где?
- Безразлично... Можно здесь... - Джо критически огляделся по сторонам. - Жаль, конечно, обстановку. При испытании кое-что неминуемо будет испорчено... Может, где-нибудь за городом, в укромном месте?
- Тогда завтра... Вы могли бы завтра? - мистер Голфорби испытующе глянул на Джо.
"Впервые слышу, что он спрашивает, а не приказывает, - подумал Стив. - Джо, кажется, действительно гений!.."
- Завтра мне не очень удобно, - холодно сказал Джо. - Но... в конце концов, могу выкроить час-полтора. Согласен...
- Мой секретарь заедет за вами утром, мистер Дипп. Оставьте ему ваш адрес. Концентратор испытаем на моей загородной вилле. Третьим будет... - мистер Голфорби на мгновение задумался, - третьим будет мой секретарь. Вот этот... Кстати, он инженер и кое-что понимает в физической сути всех этих штук. Я возьму игрушку, если все будет... так, как вы рассказывали.


- Но объясни же наконец, Джо, - настаивал Стив, шагая рядом с приятелем вдоль зеленой аллеи, все деревья которой были подстрижены в виде геометрически правильных пирамид, кубов и эллипсоидов. - Объясни, что ты задумал. Я не могу играть вслепую. А ты темнишь.
- Лучше, если для тебя это будет неожиданностью, - холодно отрезал Джо. - Твой ужас и изумление лучше всего убедят твоего шефа. Потерпи. Ты утренний секретарь, не более. Сыграй роль до конца и получишь свои тридцать семь процентов. Кстати, где нас ждет твой крокодил?
- На большой лужайке вон за тем прудом. Ровно в одиннадцать тридцать он прилетит туда на винтокрыле. Он не любит терять время в скоростных наземных машинах... Но имей в виду, ты ведешь себя нечестно, и это может кончиться плохо. Если бы я знал, в чем дело, я мог бы помочь, сказать что-то в удобный момент, а так...
- Все будет в порядке, старина. Ты уже сделал главную часть своей работы. Свел меня с шефом. Остальное предоставь мне.
Когда Стив и Джо достигли лужайки, над их головами послышался негромкий шелест, и серебристая кабина, спланировав почти отвесно, коснулась амортизаторами зеленой, коротко подстриженной травы. Колыхнувшись раз и другой, винтокрыл замер. Прозрачная стенка кабины скользнула в сторону, и мистер Голфорби ступил на землю.
Стив поспешно поклонился. Мистер Голфорби кивнул и, подойдя к Джо, милостиво протянул руку.
- Машинка при вас? - осведомился мистер Голфорби.
- Вы имеете в виду концентратор, сэр?
- Разумеется, не автомат для продажи газированной воды.
- Концентратор здесь.
Мистер Голфорби огляделся.
- Но я не вижу...
- Вот он, сэр.
Джо разжал руку. На ладони у него лежал маленький блестящий параллелепипед, похожий на зажигалку.
- И это все?
- А вы полагали, что он величиной с межпланетный корабль? Тогда я не предлагал бы его вам.
- Но...
- Никаких "но", сэр. Приступим к испытаниям?
- Предупреждаю, что если вы вздумаете дурачить меня...
- Сэр!
- ...я заставлю вас пожалеть об этом, - докончил мистер Голфорби, побагровев.
- На чем вы хотите испытать его действие, сэр?
- На чем угодно.
- Вам не жаль этого прекрасного старого дуба? - Джо небрежно указал на огромное раскидистое дерево с густой темно-зеленой кроной, стоящее метрах в десяти на краю поляны.
- Этому дубу триста пятьдесят лет, - сказал мистер Голфорби. - Его ствол - около трех метров в обхвате.
- Поэтому я и спрашиваю: не жаль вам его?
- Неужели вы рассчитываете вашим спичечным коробком...
- Кажется, мы тратим впустую драгоценное время, - с легким раздражением заметил Джо. - Потрудитесь объяснить, сэр, что вам угодно от меня?.
- Я хочу испытать ваш... прибор.
- И я хочу только этого, сэр. Этот, как вы изволили выразиться, "спичечный коробок" заключает в себе чудовищную силу. Видите здесь небольшое отверстие? Это излучатель направленного гравитационного поля. Он излучает гравитоны, сэр... Гравитоны... Самые мельчайшие, всепроникающие и... всесильные частицы Вселенной. Поток гравитонов, как я уже имел удовольствие вам рассказывать, деформирует естественное поле тяжести Земли. Вы представляете, сэр, что при этом получается?
- М-да, - сказал мистер Голфорби, - но я...
- Минутку, сэр. Недостаток этого прибора в том, что он очень мал. Поток гравитонов быстро рассеивается в пространстве. Практически в двадцати метрах от прибора деформация поля тяжести почти неощутима. Разумеется, ее можно фиксировать точными приборами, но так... ничего не заметно...
- Позвольте, - начал мистер Голфорби.
- Это в двадцати метрах, сэр, - продолжал Джо, - а в радиусе десяти метров от прибора деформация поля тяжести без труда сбросит под откос стремительно мчащийся поезд, обрушит стену дома или переломит, как спичку, вот этот дуб. И никто не догадается, что было причиной катастрофы.
"Какая сволочь! - подумал Стив. - Аферист! Так подвести... Называется друг!"
Джо словно понял мысли Стива и повернулся к нему.
- В радиусе двух-трех метров, сэр, - продолжал Джо, обращаясь к мистеру Голфорби, - совсем небольшая доза направленного излучения гравитонов приведет к мгновенному инфаркту со смертельным исходом или к кровоизлиянию в мозг у того... лица, которое попадет в поле излучения. Не угодно ли вам посмотреть сюда? Видите шкалу? Стрелка стоит на нуле. Я направляю излучатель на... ну хотя бы на него, - Джо указал на Стива, стоящего в трех шагах. - Что вы чувствуете сейчас, мистер, мистер...
- Принкс, - подсказал мистер Голфорби.
- Благодарю вас, сэр. Значит, мистер Принкс. Итак, что вы чувствуете сейчас, мистер Принкс?
- Ничего, - сказал сквозь зубы Стив, чувствуя, что кровь приливает к лицу.
- Превосходно. Ничего. Посмотрите, сэр. Ничего, потому что стрелка прибора пока на нуле. Но вот я поворачиваю регулятор. Это можно делать незаметно, большим пальцем, держа прибор зажатым в ладони или даже в кармане. Ткань вашего пиджака просто прижмет к раструбу излучателя, и ей ровно ничего не сделается. Итак, я направляю излучатель на вашего служащего и начинаю осторожно поворачивать регулятор. Вы ничего не услышите, сэр. Прибор работает абсолютно бесшумно. Ну, а теперь, что вы чувствуете, мистер... мистер Хрипе?
- Ничего, - насмешливо начал Стив и вдруг понял, что с ним что-то происходит... Все окружающее стало вращаться сначала медленно, потом быстрее и быстрее. Тяжесть навалилась на грудь, и Стив почувствовал, что задыхается. Он хотел закричать, но из горла вырвался только хрип. Стив отчаянно замахал руками и вдруг увидел, что Земля поворачивается боком и стремительно надвигается на него.
Джо не дал ему упасть. Он подхватил Стива под руку, несколько раз встряхнул за воротник пиджака и заставил удержаться на ногах. Ошеломленный Стив шатался, как пьяный, и бормотал что-то совершенно бессмысленное.
- Вы видели, сэр? - снова обратился Джо к мистеру Голфорби. - Стрелка отошла всего на половину деления. Если бы она отошла чуть больше, мистера Брипса можно было бы класть на катафалк и везти в крематорий. И ни один врач не объяснил бы его кончины иначе чем разрывом сердца. Вульгарным разрывом сердца, сэр, при полном отсутствии каких-либо иных травм.
- М-да, - сказал мистер Голфорби, недоверчиво поглядывая то на гравитатор, то на секретаря, который все еще не мог опомниться.
- Может быть, вы желаете испытать на себе, сэр? - ласково спросил Джо. - Совсем чуть-чуть! На четверть деления.
- М-да... - нерешительно произнес мистер Голфорби. - Нет-нет! - тотчас же завопил он, заметив, что Джо направляет на него отверстие гравитатора. - Нет, черт побери, я говорю... На живом индивидууме достаточно. Он потом мне расскажет, - мистер Голфорби кивнул на Стива и отер дрожащей рукой потное лицо.
- Тогда, может быть, попробуем на этом дубе?
- Можно, - сказал мистер Голфорби, - но только я попрошу: совсем не ломайте, в крайнем случае несколько веток, а лучше пригните к земле.
- Пожалуйста, - холодно сказал Джо и направил раструб гравитатора на огромное дерево. - Подойдите ближе, сэр, - обратился он к мистеру Голфорби, - и следите за стрелкой, чтобы знать, как дозировать. Иначе потом могут быть неприятности.
Мистер Голфорби приблизил мясистый нос к самой ладони Джо и время от времени бросал подозрительные взгляды поверх очков на стоящее в десятке метров дерево.
Стив уже несколько пришел в себя после произведенного над ним эксперимента. Он тоже с любопытством уставился на дуб, ожидая, что произойдет. Но ничего не произошло. Даже и тогда, когда в глазах мистера Голфорби появилось нечто похожее на ужас, дуб продолжал стоять, как стоял до этого.
- Пожалуй, довольно, - сказал наконец Джо.
- Довольно, - согласился мистер Голфорби и стал растерянно протирать очки. - Но... он распрямится?
- Он уже распрямляется, сэр, - небрежно сказал Джо. - Ведь стрелка отклонилась всего на два деления.
Стив глядел вокруг и ничего не понимал. Что распрямляется? Или все это последствия эксперимента?.. Стив еще испытывал небольшое головокружение, и его слегка поташнивало, как после морской прогулки.
- Я беру вашу игрушку, - сказал мистер Голфорби и вздохнул. - Потрудитесь назвать цену.
- Вот она. - Джо протянул маленькую карточку, на которой стояла единица со многими нулями.
Мистер Голфорби взглянул на карточку, потом на Джо, потом опять на карточку и ошеломленно заморгал глазами.
- Вы сошли с ума, - с трудом выдавил он наконец.
Джо хладнокровно сунул в карман блестящую коробочку и пожал плечами.
- Кажется, я напрасно терял время, - заметил он, ни к кому не обращаясь.
Он повернулся, чтобы идти, через плечо бросив мистеру Голфорби:
- По-видимому, мы кончаем наше знакомство, сэр. Но предупреждаю, об этой штуке никому ни слова. - Джо похлопал по карману. - Иначе...
- Но это, это... - начал, задыхаясь от ярости, мистер Голфорби.
- Это единственный во Вселенной экземпляр, сэр. И обладатель его на пороге... власти над миром...
- Миллион долларов! - стонал мистер Голфорби. - Это грабеж... Миллион за какую-то... зажигалку...
Джо, уже удалившийся на несколько шагов, снова обернулся:
- Вы наивны, сэр. Я требую миллион только потому, что именно столько мне сейчас необходимо. Если бы мне потребовалась большая сумма, я назвал бы ее. Я создал этот прибор и вправе требовать за него любую цену. Ведь мы живем в свободном мире, сэр. Разумеется, сам по себе этот прибор стоит недорого; миллион - цена моего открытия. И уверяю вас, оно стоит гораздо дороже. Любой гангстерский синдикат...
- Пятьсот... тысяч, - сказал мистер Голфорби не очень уверенно.
- Мое почтение, сэр.
- Восемьсот... восемьсот тысяч... Да вернитесь вы, черт вас побери!
Дрожащими пальцами мистер Голфорби выписал несколько чеков. Джо небрежно сунул их в карман и протянул финансисту концентратор.
- Осторожнее с ним, сэр, - предупредил Джо. - И не экспериментируйте слишком часто на людях. Иначе догадаются, что вы... источник разрушения...
- Не учите меня, - грубо отрезал мистер Голфорби. - Я получил прибор, вы - деньги. Надеюсь, больше мы с вами не встретимся!
- Даже если я сконструирую еще более мощный концентратор, сэр?
Мистер Голфорби смерил Джо уничтожающим взглядом и, не удостоив ответом, пошел к винтокрылу. Уже садясь в кабину, он сделал знак Стиву следовать за ним.
Утренний секретарь, спотыкаясь, поплелся к машине.


На следующий день Джо разбудил резкий звонок видеофона. Джо поднял голову с подушки и включил экран. На экране появилось лицо Стива. Утренний секретарь был бледен, в широко раскрытых глазах застыл испуг.
- Нам надо немедленно увидеться, - сказал Стив, с трудом шевеля перекошенными губами. - Немедленно!
- Что-нибудь случилось?
- Поговорим при встрече.
- Приезжай!
- Не могу. Встретимся в кафе у моста. Жду через десять минут.
- Что за спешка?
- Приезжай немедленно. Случилась ужасная вещь.
Экран погас. Очевидно, Стив выключил видеофон, с которого говорил.
Через четверть часа Джо входил в кафе на набережной Гудзона. Стив сидел за отдельным столиком у открытого настежь окна.
- Ну? - сказал Джо вместо приветствия.
- Мистер Голфорби... умер.
- А, - сказал Джо, садясь на свободный стул. - Стоило ради этого будить меня.
- Час назад опечатали его кабинет и сейфы, банки концерна прекратили все операции.
- Я вчера реализовал чеки... Деньги переведены в Мексику.
- Нам надо немедленно бежать, Джо.
- Почему?
- Потому что... его нашли сегодня утром в кабинете. Разрыв сердца... Его врач констатировал разрыв сердца. Но...
- Но?..
- Возле лежал этот страшный прибор. Твой гравитатор, Джо.
- Ну и что?
- Как что? Неужели не понятно? Он был включен. Стрелка показывала максимальный отсчет. Я сам видел.
Джо улыбнулся.
- Это невозможно, мой мальчик. Там есть пружина. Если отпустить регулятор, стрелка обязательно возвратится на ноль. Обязательно...
- Но я сам видел. Эта адская машина лежала на столе возле его головы, и стрелка показывала максимальный отсчет. Я сам видел, Джо. Я не рискнул ее коснуться, а теперь уже поздно. Полиция все опечатала. Может быть, твой гравитатор уже в полиции.
- Концентратор, Стив.
- Разве в этом дело! Вчера нас видел пилот винтокрыла. Он наблюдал все эти чертовские фокусы со мной, с дубом...
- Там был робот, Стив.
- Тем хуже. Полиция проанализирует запись его электронной памяти, и все станет ясно. Мы погибли, Джо!
- Кажется, ты сказал, что мистер Голфорби умер от разрыва сердца?
- Именно! И в этом трагедия для нас с тобой.
- Хорошо, что я успел вчера реализовать чеки, - задумчиво сказал Джо. - Впрочем, я не думал, что этот Голфорби окажется таким ослом. Просто я опасался финансового краха.
- Финансового краха, Джо? Чей крах ты имеешь в виду?
- Твоего покойного патрона. И я, конечно, не ошибся. Именно поэтому опечатаны сейфы и прекращены операции в банках.
- Невозможно, Джо...
- Ты был утренним секретарем, а финансовыми делами мистер Голфорби занимался после полудня с этой, как ее...
- Мисс Баркли.
- Именно. Ты не был в курсе всего.
- А как узнал ты?
- Наивный вопрос. Я разговаривал с ним почти четверть часа с глазу на глаз. В кармане моей куртки был электронный анализатор биотоков. Знаешь эту машину, которой пользуются все следователи по уголовным делам? Только в полиции она размером с книжный шкаф, а мне удалось сконструировать портативную, не больше портсигара. Вот она, здесь, - Джо похлопал себя по боковому карману. - Вернувшись домой, я расшифровал запись анализатора. Мне удалось точно установить три вещи: первое - что твой шеф был глуп и ни черта не понимал в технике, второе - он опасался финансового краха и третье - что он рассчитывал использовать мой прибор, чтобы уничтожить какого-то человека. Сопоставив эти данные с тем, что я узнал от тебя, нетрудно было догадаться: он хотел убрать Риджерсал путем объединения фирм поправить дела своего концерна. В наше время убрать такого человека, как Риджерс, - задача нелегкая. Ведь у Риджерса своя полиция. А тут подвернулся мой "концентратор гравитации". Стопроцентная гарантия безопасности, причем все можно выполнить самому... Не надо никого нанимать.
- Но теперь все узнают, Джо. Твой прибор в полиции. Надо бежать...
Джо махнул рукой и зевнул.
- Они обратятся к своим экспертам, - продолжал Стив. - Те без труда выяснят, что явилось причиной смерти мистера Голфорби.
- Разрыв сердца.
- Твой гравитатор, Джо. Я же говорил. Стрелка показывала максимальный отсчет.
- Черт побери, - сказал Джо. - Я поставил хорошую пружину от моих старых часов. Как этот тюлень ухитрился сломать ее?
- Какую пружину, Джо?
- Там, в "концентраторе". Раз стрелка показывала максимальный отсчет - значит, он сломал пружину. Поэтому стрелка отскочила и осталась в таком положении.
- Значит, все пропало, Джо. Для нас уже нет выхода...
Стив всхлипнул. Джо с сожалением взглянул на него.
- Ты бывал на сеансах в "Стране приключений"? - спросил Джо, помолчав.
- Давно... Когда учился в школе...
- Помнишь, как там было? Садишься в мягкое кресло и сидишь неподвижно полчаса, а тебе кажется, что плывешь по бурному морю, охотишься на вымерших зверей, на... этих, как их...
- Ихтиозавров?
- На медведей, Стив. Или на тигров... Тигр бросается на тебя, подминает, душит. Ты освобождаешься, убиваешь его, и так далее.
- Помню, это было очень здорово. Совсем как по-настоящему.
- Ну вот. А все дело в цветном объемном экране перед глазами и в датчике биотоков, который смонтирован за экраном.
- Это давно вышло из моды, Джо.
- Конечно. Теперь придумали развлечения похитрее. Залы "Страны приключений" сохранились только в глухой провинции.
- Почему ты вспомнил о них?
- Потому, что в металлической коробочке, которую я продал твоему покойному патрону за миллион долларов, был лишь портативный датчик направленных биотоков с ограниченной программой эмоционального воздействия. Наверно, мистер Голфорби никогда не бывал в детстве на сеансах "Страны приключений", а если и бывал, давно позабыл о них. Кроме того, таких портативных датчиков раньше никто не умел делать...
Стив ошеломленно открыл рот и молчал.
- Боже мой, - сказал он наконец. - Боже мой, но это мошенничество чистой воды. Как ты решился, Джо?
- У меня не было иного выхода. Я должен закончить работу над своим новым изобретением. Это необыкновенное изобретение...
- Счастье еще, что мы не виноваты в его смерти, Джо, - продолжал Стив. - Как истинный христианин, я...
- Я вынужден разочаровать тебя как истинного христианина, Стив, - сказал Джо. - По-видимому, мы все-таки виноваты в его смерти. Все дело в этой старой часовой пружине. Он, вероятно, хотел испробовать действие прибора на себе. Чуть-чуть... Нажал регулятор, пружина сломалась, стрелка отскочила, и он умер от испуга, Стив. У него, конечно, было плохое сердце...
- Ужасно, - сказал Стив. - Это ужасно, Джо... Но ведь они ничего не узнают, правда?
- Не волнуйся, Стив. Береги сердце...
- И ты заплатишь мне мою долю? Я ведь теперь окажусь без места.
- Ты получишь свою долю сполна, - великодушно сказал Джо. - А что ты сделаешь со своими деньгами, Стив?
- Я куплю коттедж на западном побережье, женюсь и буду разводить цветы. Пожалуй, мы с женой откроем магазин цветов. Я всю жизнь мечтал о цветах, Джо. А ты, что думаешь делать ты?..
- Я продолжу работу над своим новым изобретением. Теперь, когда у меня есть деньги и я смогу приобрести необходимое оборудование, - о, я сконструирую потрясающую вещь... Ты еще услышишь обо мне, дружище.
- Ты талантлив, Джо, - задумчиво произнес Стив. - Очень талантлив, очень. Придумать такое... Скажи, пожалуйста, - Стив покраснел, - а когда ты разговаривал со мной, у тебя в кармане... тоже был этот... анализатор биотоков?
- Был, - Джо отвернулся и стал глядеть в открытое окно, - но я никогда не пытался анализировать твои биотоки, Стив. Мы ведь старые приятели, не так ли?..
- Все-таки мы очень рисковали, Джо, очень, - сказал Стив. - Все висело на волоске. Что, если бы он тогда захотел сломать дерево или обрушить какую-нибудь стену? Что тогда?
- Я бы сломал, - просто сказал Джо.
- Что ты говоришь! Как?
- А вот так...
Джо выглянул в окно. Площадь перед кафе и тенистый бульвар на противоположной стороне были пустынны. Лишь на одной из скамеек сидела пожилая дама в клетчатой накидке и читала газету. Джо вынул из кармана маленький блестящий параллелепипед размером в зажигалку, направил его в открытое окно и повернул пальцем диск на плоской стороне параллелепипеда.
Чудовищной силы шквал пронесся по вершинам деревьев. Ствол ближайшего дерева переломился как спичка... Тяжелая зеленая крона рухнула на залитый солнцем бетон, обрывая протянутые над площадью провода.
- Ну, пока, Стив, - сказал Джо, вставая. - Мне пора. Встретимся в Мехико через три дня.
- Иллюзия полная, - восхищенно объявил Стив. - Как будто все на самом деле...
- Это уменьшенная действующая модель, - сказал Джо, уже стоя в дверях. - Теперь я сконструирую более мощную.
Джо помахал рукой и вышел из кафе.
Стив снова посмотрел в окно. Сломанное дерево лежало на бетонных плитах площади, а вокруг, размахивая газетой, металась пожилая дама в клетчатой накидке.
- Долго действует, - сказал про себя Стив и прикрыл глаза ладонью.
Послышались свистки полицейских. Из-за стойки выкатился робот-официант и уставился немигающими красными глазами-точками в открытое окно. Потом подошел бармен в белом костюме и тоже стал смотреть на площадь.
- Что-нибудь случилось? - спросил Стив, не отнимая ладони от глаз.
- Разве не видите? - сказал бармен. - Молния ударила в дерево.
- И повалила его, - мелодично добавил робот-официант. - Редкое явление природы, сэр, принимая во внимание безоблачную солнечную погоду и показания барометра.
Стив встал и, пошатываясь, пошел к выходу.
- Он заплатил? - спросил бармен у робота.
- Он ничего не заказывал, шеф.
- Успел нализаться, перед тем как пришел сюда, - покачал головой бармен.
Стив вышел на площадь. Возле сломанного дерева уже стояли полицейские машины, и пожилая дама что-то объясняла сержанту, прижимая газету к клетчатой накидке.
Александр Шалимов. Концентратор гравитации